И вновь бросают вызов

0
+
2
-

Данную статью нашел уважаемый коллега NF, и я надеюсь, что коллега борода исправит авторство статьи с моего на авторство нашего уважаемого коллеги.

Последние печальные события в городе любви заставляют вспомнить о том, как Франция боролась с террористами в недалеком прошлом.

Нынешняя волна террора – третья в истории Пятой республики. За последние 60 лет Франция пережила множество террористических атак, которые осуществляли борцы за свободу Алжира, ультраправые, палестинцы, армяне и исламисты. И нельзя сказать, что французы всякий раз бескомпромиссно сражались и выходили победителями.

Методы месье Папона 

В 1958 году алжирские боевики из Фронта национального освобождения (ФНО) открыли огонь по машине бывшего генерал-губернатора Алжира, министра информации Жака Сустеля (Jacques Soustelle). Этот теракт считается первым в истории Пятой республики. По счастливому стечению обстоятельств Сустель не пострадал. Но в том же году алжирцы расстреляли четверых парижских полицейских, вызвав ярость префекта Мориса Папона (Maurice Papon). В ответ он организовал рейды по районам проживания алжирцев: было задержано свыше пяти тысяч человек. Это вызвало возмущение левой интеллигенции: методы Папона называли гестаповскими, а места временного содержания задержанных алжирцев – концлагерями. Однако эффективность действии французских силовиков под сомнение никто не ставил: за три года при содействии добровольных помощников из алжирской диаспоры в Париже были разгромлены более 60 подпольных групп ФНО, предотвращены взрывы башен телецентра, теракты в аэропортах и метро, а также планируемое заражение парижского водопровода.

Тем временем Шарль де Голль (Charles de Gaulle), ранее твердо убежденный, что Алжир должен оставаться колонией Франции, пересмотрел свои взгляды, рассудив, что минусов от этого больше, чем плюсов. Не все силовики разделяли точку зрения генерала. После референдума в январе 1961-го, на котором большинство алжирцев высказались за независимость, недовольные военные создали «Секретную вооруженную организацию» – ОАС, которая совершала покушения на сторонников независимости Алжира, чиновников и лояльных президенту военных. Доставалось и простым гражданам. В июне 1961 года ОАС подорвала железнодорожный путь под скорым поездом Страсбург – Париж. Погибли 28 человек, пострадали более ста.

На атаки правых террористов алжирские борцы за свободу отметили удвоенной волной террора. За один только сентябрь 1961 года в Париже 11 полицейских были убиты и 17 ранены. На похоронах погибшего стража порядка Папон провозгласил: 

«За каждого убитого они заплатят вдесятеро!» 

– и дал негласное указание подчиненным не миндальничать с алжирцами, пообещав прикрыть их в случае необходимости.

В Париже снова прошли массовые аресты, причем заодно с алжирцами хватали марокканцев, тунисцев, а иногда даже испанских и итальянских иммигрантов. На допросах широко применялись пытки и психотропные вещества, родственников предполагаемых террористов брали в заложники.

Когда Папон объявил комендантский час для алжирцев, которых в Париже насчитывалось 150 тысяч, ФНО призвал дать отпор распоясавшемуся префекту и выйти на демонстрацию в центр столицы с женами и детьми. На несанкционированную акцию собрались более 40 тысяч человек. Однако на подходах к центру алжирцев встретила вооруженная полиция. В ход пошли дубинки, а потом и вовсе открыли огонь боевыми патронами. Возникла паника, в; образовавшейся давке погибли люди. Арестованных отвозили в полицейское управление. Там, прямо во дворе, многих забили до смерти, а трупы и раненых сбрасывали прямо в Сену.

Если террор ФНО после предоставления Алжиру независимости пошел на спад, то ОАС трудилась не покладая рук. В результате в общей сложности погибло более тысячи человек. На одного только президента Шарля де Голля устроили 13 покушений, еще 15 спецслужбам удалось предотвратить. ОАС была окончательно разгромлена лишь в 1963-м. Те из ее верхушки, кто не успел бежать за границу, попали в тюрьму. Многие из непосредственных организаторов терактов были казнены.

Карлос Шакал и его друзья

Десятилетие спустя Францию потрясла новая волна террора - на сей раз палестинского. Атаковали в основном израильтян или связанных с ними чиновников и бизнесменов. Именно тогда впервые прогремело имя бывшего венесуэльского студента Карлоса Ильича Рамиреса Санчеса (Ilich Ramirez Sanchez) по прозвищу Шакал. За терактами обычно стояли радикалы из Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) и Революционного совета «Фатх», ко всему прочему враждовавшие друг с другом. Карлос Шакал работал на НФОП и вскоре взял в свои руки руководство операциями в Европе. Первой его громкой акцией стали взрывы трех заминированных автомобилей возле зданий новостных агентств, выказывавших симпатии к Израилю. 13 января 1975 года Шакал организовал нападение на самолет компании «Эль Аль» в аэропорту Орли: он лично дважды выстрелил из гранатомета по лайнеру, но промахнулся. Через четыре дня повторил попытку – опять; не попал. Служба охраны аэропорта блокировала Шакала и трех его сооощников-палестинцев в туалете, но Карлосу удалось скрыться. Спустя полгода его чуть было не схватили: выдал один из бывших сообщников. Однако во время операции по задержанию хитроумный Шакал улизнул из лап полиции.

Позже Шакал порвал с палестинцами, был исключен из НФОП и пустился в свободное плавание. Последние свой теракты на французской земле он, как считается, совершил в 1982-83 годах четыре взрыва на железнодорожных вокзалах и в поездах. Тогда погибли 11 человек, около 150 были ранены. Поняв, что петля вокруг него затягивается, Карлос бежал за границу.

Тремя годами ранее теракты во Франции прекратил и Революционный совет «Фатх», переключившийся на борьбу с «изменниками» в самой Палестине.

Неуловимые мстители

О палестинском терроре во Франции помнят хорошо, но зачастую забывают о терроре армянском. В 1970-80-е армянские террористические организации развили невиданную активность. Непосредственно в Пятой республике действовали две из них: «Бойцы за справедливость в отношении геноцида армян», или ДжСАГ, связанная с партией «Дашнакцутюн», и марксистская АСАЛА – «Армянская секретная армия освобождения Армении». Несмотря на некие различия в идеологии, обе группы выступали за объединение всех армянских земель, а в качестве средства борьбы использовали теракты против турецких дипломатов, чиновников и простых граждан. За девять лет ДжСАГ записала на свой счет 20 убитых турецких дипломатов членов их семей, АСАЛА – восемь. В 1983-м АСАЛА организовала взрыв в аэропорту Орли возле стойки «Турецких авиалинии». Погибли восемь человек, лишь двое из них оказались турецкой национальности – среди жертв были четверо французов, американец и швед.

Двумя годами ранее два армянских боевика открыли в Париже огонь из автоматов по трем туркам. Двое – в том числе и советник Франции по религиозным вопросам – были убиты.

Армянский терроризм пошел на спад к середине 1980-х. Сложно сказать, что сыграло при этом большую роль – ликвидация спецслужбами лидеров группировок или тот негативный образ, который складывался вокруг борцов за Великую Армению по всему миру.

Третий и решающий бой

Фундамент нынешней – третьей по счету – волны террора был заложен в 1990-х годах, когда в Европе возникли первые ячейки исламистов. Пятая республика столкнулась с исламистским террором раньше остальных стран Европы - уже в середине 1990-х. Боевики из Вооруженной исламской группы (ВИГ), пытаясь заставить Париж прекратить поддержку светского режима в Алжире, захватили в 1994 году самолет А300, выполнявший рейс по маршруту Алжир – Париж. Они планировали взорвать борт с 220 пассажирами над Эйфелевой башней. По пути лайнер сел на дозаправку в Марселе, где его штурмом взяли бойцы французского спецназа. А в следующем году Париж потрясла серия террористических атак в метро: экстремисты заложили 11 бомб, из которых взорвались пять. Погибли восемь человек, 179 получили ранения. Как оказалось, взрывы середины 90-х стали лишь печальным предвестием новой ожесточенной волны исламистского террора, которая началась в 2012-м с нападения на еврейскую школу в Тулузе.

Исторический опыт показывает, что успех или неудача борьбы с террором во Франции зависят прежде всего от политической води руководства страны. Понятно, что времена изменились и Олланд не даст ни одному из силовиков тех полномочий, которые имел префект Папон. Сумеет ли нынешняя Франция, не желающая отказываться ни от секуляризма, ни от мультикультурности, найти ответ на новый вызов?

источник: Алексей Куприянов «И вновь бросают вызов» «КОНТАКТ-ШАНС» 51 /2015