Как проходил референдум в Шотландии

0
+
1
-

Что русскому "грубое нарушение закона", то британцу — хорошо

Многие ждали результатов референдума, посвященного трудному вопросу о независимости Шотландии. И не только в Великобритании, но и в других европейских странах — в Испании (каталонцы, баски), Италии, Бельгии. Ждали и мы, особенно в связи с Новороссией (Донецкая и Луганская народные республики), а также с Закарпатьем, которое пока еще в составе Украины.

Для правового провозглашения свободы и суверенности какой-либо части мира нужен прецедент. Можно, правда, считать таким прецедентом и Косово, которое по воле сильных мира сего обошлось вообще без референдума. Но Шотландия! Цивилизация!..

Моя подруга, подданная Великобритании, никогда не говорила, что она из Англии или из «Грейт Бритн», только: «Я — из Шотландии». На мой вопрос почему — отвечала: «Они казнили нашу королеву!» Этим приводила меня в еще большее недоумение. Последнее ведь было так давно (казнь Марии Стюарт состоялась в 1587 году). Надеюсь, на этом референдуме подруга проголосовала так, как подсказывало ей сердце и историческая память шотландцев, а не исходя из того, как выгоднее жить.

Как же проходила процедура голосования в Шотландии?

Всего для участия в референдуме зарегистрировались 4,3 миллиона избирателей при совокупном населении региона в 5,3 млн. человек (рекордное количество). В Шотландии списки избирателей формируются не автоматически, а на основании заявлений граждан. Голосовать могли граждане, достигшие 16-летнего возраста. Явка на референдуме была беспрецедентной.

Побывали в Шотландии и российские наблюдатели, кстати, найдя очень много удивительного в организации такого важного для всей Великобритании референдума. Во-первых, агитация «за» и «против» не прекращалась даже в день голосования. А «дня тишины» и вовсе не наблюдалось. В настоящее время ни в России, ни в Украине (где перестало и пахнуть демократией) представить такое невозможно. Давно уже мы перестали радовать подобными нарушениями иностранных наблюдателей.

Во-вторых, для голосования не требовалось никаких документов, удостоверяющих личность, то есть избиратель просто приходил на участок, называл свою фамилию, и если она была в списке, ему выдавали бюллетень. Идентификация личности, по сути, отсутствовала — все на полном доверии.

Тем, кто не знаком с порядками в Великобритании, объясняю: паспортов у британцев практически нет. Они выдаются лишь тем, кто выезжает за рубеж. Однако водительские-то права можно было попросить предъявить, иначе любой человек мог проголосовать, например, за больного, за отсутствующего, назвав его фамилию (голосования на дому не было). Это очаровашка Псаки не представляет, что такое «карусель», а мы всегда это знали и, весьма возможно, «научили» и шотландцев-организаторов голосования.

В-третьих, наблюдатели отметили полный запрет на фото- и видеосъемку на избирательных участках. А мы-то «демократы-первоклашки» так стараемся все участки оснастить возможностью следить on-line за избирательным процессом! На последних парламентских выборах государство Украина вбухало огромные деньги, чтобы обеспечить гласность (скорее, видимость) на каждом избирательном участке. Но мы же не Европа, которая безмерно доверяет своим сознательным гражданам.

В-четвертых, была, возможно, нарушена тайна голосования: все бюллетени пронумерованы, поэтому теоретически после выборов можно установить, как проголосовал тот или иной гражданин.

В-пятых, был сомнителен сам подсчет голосов — опять же, по нашим меркам. А там все культурно: бюллетени свозятся в специальный центр, где за столами сидят по четыре человека, и каждый из них самостоятельно считает бюллетени. Наблюдатели, правда, были.

В-шестых, желающих принять участие в референдуме было так много, что они выстраивались в очереди за бюллетенями. В итоге проголосовать успели не все. Многим не удалось отпроситься с работы, кто-то не достоял в очереди.

Подводя итоги российского наблюдения за ходом референдума и подсчетом голосов, исполнительный директор Российского общественного института избирательного права Александр Игнатов поделился общими впечатлениями об организации референдума: «Для нас это, как с другой планеты». И после этого европейцы еще будут говорить о неправильном референдуме в Крыму, о непризнании референдумов в Донецкой и Луганской республиках! Пусть приедут и поучатся... В этом деле «западники» нас давно натренировали, сообщая о нарушениях демократии на наших выборах.

Остаются вопросы. Важные. При такой сомнительности проведения референдума, выиграли или проиграли сторонники независимости Шотландии? Действительно ли так уж стремились они отделиться от сюзерена? Возможно, гораздо больше хотели дальнейшего расширения властных полномочий?

Премьер-министр правительства Шотландии и лидер Шотландской национальной партии Алекс Салмонд признал поражение сторонников независимости региона на состоявшемся референдуме (за независимость проголосовали более 1,6 миллиона шотландцев). Салмонд также выразил надежду, что официальный Лондон выполнит свои обещания о расширении полномочий шотландских властей.

Может, у него результаты голосования и не вызывают сомнения, но у нас, учитывая все вышеперечисленное, они остаются, и останутся надолго — до следующего референдума о независимости Шотландии, который состоится через десять лет.

Да, нужно не забыть упомянуть о том, что премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон поздравил лидера агитационной кампании против независимости Шотландии Алистера Дарлинга с «хорошо проведенной» на референдуме работой.

Источник - http://centerkor-ua.org/mneniya/politika/item/3465-kak-prokhodil-referendum-v-shotlandii.html