Почему обанкротился американский атом

0
+
1
-

Если вкратце — для того, чтобы выдерживать конкуренцию против газовых и угольных электростанций на американском рынке, стоимость 1 кВт установленной мощности АЭС уже в начале 2000-х должна находиться в пределах 1.000-1.200 долларов. А фирма Вестингауз в это время делала реакторы, установленная мощность которых обходилась почти вдвое дороже. То есть станции без госдотаций были глубоко убыточны.

Чтобы спасти ситуацию, был разработан проект реактора АР-1000 и станций на его основе. В теории, этот проект, при возведении на площадке уже существующей АЭС, должен был уложиться в 1.200 долларов за киловатт. Снижение затрат было достигнуто за счет внедрения пассивных систем защиты вместо активных, использования модульных конструкций при сооружении АЭС и за счет связанного с этим сокращения сроков строительства. Но гладко было только на бумаге.

Проблемы начались с того, что экономные американцы использовали для большинства агрегатов АЭС сплав Инконель 600 (или просто «сплав 600»). Инконель – это целое семейство никель-хромовых жаропрочных сплавов, в 600-м содержание никеля составляет 72%, хрома – от 14 до 17%, от 6 до 10% железа. Сплав 600, как говорят нам справочники, имеет высокую коррозионную устойчивость в сочетании с жаропрочностью. Чего еще надо, спрашивается? Вот и наставили его везде.

Однако почему же немцы использовали для АЭС гораздо более дорогой сплав Incoloy-800, да и СССР применял его аналог ХН32Т, он же ЭП670? Думаете, потому что дураки? Хе-хе, дураками оказались как раз американцы. Потому что наши металлурги знали вот что: коррозионная устойчивость сплава-600 от температуры и правда мало зависела. А вот от радиационной нагрузки, которая на АЭС неизбежна – зависела, причем очень сильно. Причем проблемы с Инконель 600 на реакторах посыпались еще в 70-е годы, и они никогда не были засекречены, вся информация по инцидентам была опубликована в докладе NUREG-1823 и в документе MRP-111 (Materials Reliability Program Resistance to Primary Water Stress Corrosion Cracking of Alloys 690, 52, and 152 in Pressurized Water Reactors). Но американцам было пофиг — пока аварии не пошли стройными рядами.

В общем, реактор АР-1000 срочно перепроектировали под Incoloy-800 — и в результате цена 1 кВт установленной мощности на таких блоках выросла сначала до 2.500, а затем и до 3.000 долларов.

Но это было лишь прелюдией к настоящим проблемам. Вообще-то компания Вестингауз сама умеет делать только два компонента для ядерных реакторов — приводы регулирующих сборок и защиты, и софт для управления реактором. Всё остальное для нее делают другие фирмы. И вот после перехода с Inconel-600 на Incoloy-800 выяснилось, что в США нет фирм, которые могли бы сделать сложные узлы из этого сплава. Именно из-за этого Вестингауз пришлось продавать японцам из Тошибы, которые умели работать с крупными деталями из Incoloy-800 — но даже они не смогли сделать все узлы, и часть сложных агрегатов заказали конкурентам из Мицубиши, а огромный корпус реактора пришлось делать вообще в Южной Корее — Япония уже не владеет оборудованием для работы со столь крупными агрегатами из тугоплавкой стали.

Следующей частью марлезонского балета была доставка всего понаделанного японцами и корейцами из-за океана в сердце Америки. Вот представьте себе корпус реактора весом 330 тонн — ну ОК, корейцы его как-то погрузили на судно и привезли в порт США, но дальше-то как? Пришлось изобрести специальный железнодорожный транспортер, который по американской традиции спроектировали через задницу, так что после начала перевозки он весь перекосился и чуть не завалился под откос.

Короче, вся эта развлекуха потребовала дополнительных денег, времени и работы — что еще сильнее увеличило стоимость киловатта установленной мощности. Реактор АР-1000 стал не просто убыточным — а чудовищно убыточным, госдотации превысили все разумные пределы. А ведь властям США еще приходится дотировать убыточную энергию от ветряков и солнечных батарей — и бюджет не резиновый.

Подробности этих безобразий с картинками можете посмотреть в статье Westinghouse: путь к банкротству.

И вот они приплыли: Вестингауз банкрот, Тошиба тоже банкрот. Президент Трамп схватился за голову и объявил о том, что «американский атом» надо поддержать, чтобы не дать вырваться вперед русским и китайцам — но перед этим он объявил всеобъемлющий аудит американской ядерной отрасли. Потому что надо же понять — каково положение, куда и на что давать деньги. И тут открылись такие зияющие пропасти, что мама не горюй.

В сухом остатке есть мнение, что американской атомной отрасли уже ничего не поможет. Технологий давно нет, материалов нет, компетенции утрачены — да еще и энергетический рынок США из-за «зеленой мафии» совершенно развален.

 

http://topru.org/57957/pochemu-obankrotilsya-amerikanskij-atom/