Столкновение сирийских и турецких войск теперь практически неизбежно

0
+
1
-

На фоне колоссальных успехов сирийских войск в Алеппо президент Турции заявил, что основная цель наступления его армии — это не ИГИЛ и не курды, а свержение Башара Асада. Сейчас уже можно назвать примерную дату первой битвы двух армий, место их встречи и названия частей, которые примут на себя основной удар. Сирийская война вступает в новый этап.

Сирийские правительственные войска ликвидировали так называемый северо-восточный котел, который образовался после успешных наступательных операций последних трех дней. В течение всего нескольких часов было освобождено около 40% того, что ранее называлось «восточным Алеппо, контролируемым повстанцами». Под контроль Дамаска перешла территория с почти стотысячным населением, при этом более 10 тысяч местных жителей переместились в западную часть города, уже давно свободную от джихадистов.

Боевики покидали эти районы панически, потеряв убитыми порядка 500 человек — и это только официально зарегистрированные трупы. В то же время, по ориентировочным данным, в юго-восточную часть города — последний оплот джихадистов в Алеппо — переместились около 10 тысяч боевиков с севера. Общую численность местного населения под их контролем можно приблизительно оценить в 90 тысяч человек, что тоже проблема. Незаконные вооруженные формирования (теперь в ходу именно этот термин) открыто расстреливают колонны гражданских лиц, стремящих покинуть пока еще контролируемую джихадистами территорию.

Да, фронт боевиков разрушен, но они все-таки сохранили потенциал для сопротивления. Под их контролем остается зона жилой застройки, большая часть которой превращена в развалины. На волне успеха и эйфории правительственные части и их союзники продолжают продвижение с севера на юг вглубь этой застройки (в основном в квартале Шейх Лутфи). Скорее всего, это чисто ситуативные действия — на направлении Шейх Лутфи оказались сконцентрированы наиболее качественные и боеспособные силы правительства Сирии: «Орлы пустыни», Республиканская гвардия, палестинская бригада «Лиуаа аль-Кудс» и «Лиуаа аль-Бакир» — суннитские добровольцы, которые продолжают давить на отступающие силы джихадистов из практически разгромленной группировки «Фатх-Халеб». На плечах противника в течение понедельника коалиция захватила несколько десятков зданий в этом квартале и так называемый Полицейский холм — господствующую высоту, на которой ранее находился полицейский участок. Элитная бригада «Тигры» в то же самое время ведет бои на северном фланге Международного шоссе Алеппо.

Проправительственные силы тоже несут потери. Так, в уличных боях за квартал Ханано погиб командир палестинской добровольческой суннитской бригады «Лиуаа аль-Кудс» полковник Мохаммад Рафи, более известный как «крестный отец». Ранее он был награжден российскими боевыми наградами за освобождение от джихадистов палестинского лагеря беженцев Хандарат (есть даже фотоматериалы, на которых человек в российском камуфляже без знаков отличия прикалывает Мохаммаду Рафи медаль). На место командира бригады «Лиуаа аль-Кудс» назначен младший брат погибшего полковник Самер Рафи.

Повторим последовательность событий. Наступление Сирийской арабской армии началось 25 ноября в квартале Ханано, а в центре было поддержано атакой со стороны аэродрома Алеппо на самом узком участке фронта. После прорыва в районе Ханано началось продвижение правительственных сил вдоль всей окружности северной части фронта. К 27 ноября оборона боевиков была прорвана по всему северному фронту, а после Ханано были захвачены главенствующие высоты в городе у Джебель Бадро. Таким образом, к 28 ноября вся северная часть была очищена от боевиков.

По итогам молниеносного наступления правительственные войска и союзники вышли к хорошо укрепленной зоне обороны джихадистов, до сих пор еще весьма значительной по площади. Есть основания предполагать, что юго-восточная часть города оборудована подземными ходами и заминирована, хотя то же самое говорилось и о северо-восточной его части. Еще сутки или двое коалиция может продолжать наступление напрямую через жилую застройку с севера на юг. Но опыт последних операций (не только в Алеппо, но и в Восточной Гуте, например) показывает, что Дамаск не будет атаковать в лоб. Почти наверняка будет предпринята попытка вновь расчленить противника, тем более что на возможных участках для такого удара джихадисты к обороне не готовились, ожидая лобовых столкновений на очевидных направлениях.

Речь идет сейчас в первую очередь о продвижении вдоль трассы со стороны аэропорта, это кратчайший путь с востока на запад — почти до Цитадели по улице Мухаммад-Бей. В отличие от северных районов, плотность застройки здесь не такая высокая, но нет информации, насколько серьезно оборудованы здесь позиции боевиков. В идеале, если представить себе наступление навстречу — с запада от Цитадели, после захвата двух ключевых автомобильных развязок по улице Мухаммад-Бей и площади Марджа все, что расположено к северу от этой линии, должно перестать сопротивляться, как это случилось в последние три дня.

Другое дело, что на подготовку такой операции может уйти от одной до двух недель. Потенциал наступательного порыва правительственных сил в северной зоне постепенно должен иссякнуть, а масштабы паники среди джихадистов все-таки не таковы, чтобы они за сутки сдали Шейх Лутфи. Темпы наступления и так превышают запланированные, а их успех просто удивителен. Хотя понятно, что незаконные вооруженные формирования измотаны и их единственная надежда — привлечение в район Алеппо (в широком смысле слова) неких внешних сил. Спастись иначе они уже не могут.

В этом смысле примечательны и темпы наступления, которые правительственные войска также третий день выдерживают на внешнем периметре алеппского фронта. САА очень быстро продвигается в сторону Эль-Баба — за день преодолено три километра, и теперь расстояние до «точки встречи» с турецкими войсками не превышает пяти километров, что по факту не существенно, учитывая дальность огня современных артиллерийских систем. Столкновение сирийских и турецких войск в районе Эль-Баба стало неизбежным. А учитывая заявление Эрдогана о том, что «турецкие войска вошли в Сирию, чтобы свергнуть власть Асада», — еще и критично опасным.

Уже в понедельник передовые сирийские части фактически вошли в противостояние с турками. Республиканская гвардия тогда подошла к населенному пункту Азрак, который контролируют протурецкие вооруженные формирования, но Дамаск пошел на хитрость. В составе этих передовых частей действует только что сформированное «Сирийское демократическое сопротивление» (СДС), причем сформированное на базе бывшей «Бригады жертв Кфар Сагира» — проправительственного курдского подразделения, составленного из турецких «кровников», ранее успешно участвовавшее в боях за комплекс зданий пехотной школы в Алеппо.

С политической точки зрения СДС предполагается сделать чем-то вроде посредника между официальным Дамаском и курдскими Сирийскими демократическими силами — основной курдской военно-политической системой в стране. И именно СДС, скорее всего, будет отведена честь первого столкновения с турецкими войсками. А учитывая темпы наступления (если, конечно, не завязнут у Азрака), это случится максимум через три дня. И нужно учитывать, что вмешательство турок привело к атомизации военной картины у Эль-Баба, на довольно большой территории практически началась война всех против всех.

Между тем истек ультиматум, который Дамаск предъявил оставшимся частям ИГИЛ и «ан-Нусры» в бывшем палестинском лагере беженцев «Ярмук» под Дамаском. Не получив положительного ответа на предложение переместиться в сторону Идлиба, правительственные войска открыли огонь по позициям боевиков из тяжелого вооружения. По некоторым данным, правительственные силы даже выпустили по лагерю три ракеты «земля — земля». Это едва ли не единственная окруженная позиция в районе Дамаска, которая до последнего отказывается от всех предложений правительственных сил. Таким образом, это предложение стало последним, ранее джихадистам давали более месяца на раздумье, и в соседних окруженных зонах большинство боевиков его приняли, выехав в Идлиб. Что ж, туда ей и дорога — не в Идлиб, а в Джаханнам, к Малику — хранителю пламени и к его двенадцати собратьям аль-Забания — ангелам ада.

КРУТИКОВ Евгений

Маски сорваны: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что задача турецкой интервенции в Сирию — смещение «тирана» Башара Асада. Теперь для всех становится очевидно, что все отговорки и «притянутые за уши» причины незаконного вторжения Анкары на территорию Сирии, такие как борьба с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и охрана своих границ, были лишь прикрытием настоящей цели. Поговорим же о реальных причинах турецкого вторжения, его последствиях и попробуем спрогнозировать варианты развития событий, с учетом сказанного Эрдоганом.

Поражение «умеренных» боевиков и террористов в Алеппо недопустимо для Анкары

Перелом в «Битве за Алеппо», случившийся в течение последней недели, который привел к освобождению правительственными войсками всей северо-восточной части города, заметно повлиял на международную атмосферу, связанную с Сирийским конфликтом. Особенно активно «скорбят» некоторые европейские страны — хотя, казалось бы, теперь мирному населению этих районов ничего не угрожает, а гуманитарную помощь им уже начали оказывать. Понятное дело — теперь «котел» с «умеренными» и «неумеренными» боевиками захлопнулся еще плотнее. Более того — в конфигурации фронта уже имеется «слабое место», которое может привести к «рассечению» окруженных еще на две части. Перспективы же прорыва осады или оказания обороняющимся боевикам помощи практически нет — сирийская и российская боевая авиация работали и работают не зря.

На этом фоне для Турции, поддерживающей часть отрядов боевиков, наступают тяжелые времена — дело последних лет начинает активно рушиться, попытка повысить влияние в регионе, на «исконно османских» территориях, терпит крах. Понятно, что если войска Асада и курдские отряды одержат победу в Алеппо, большие силы смогут быть переброшены на другие направления, в том числе и в приграничные с Турцией районы. Во многом этим можно объяснить предельно честное сегодняшнее заявление Эрдогана.

Турецкие войска начали испытывать сложности при наступлении

Другим досадным для Анкары фактом является застопорившееся наступление — войска «уткнулись» в важный населенный пункт Эль-Баб, находящийся в 28 км от сирийско-турецкой границы и примерно на 37 км восточнее Алеппо. Город, находящийся под контролем ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), одновременно пытаются взять коалиция из правительственной армии и отрядов курдской самообороны и турецкие войска вместе со «своими» боевиками. Дело дошло даже до авиаудара сирийской авиации по турецким войскам (правда, он был ответным). Понятно, что угроза прямого столкновения между Дамаском и Анкарой — большой риск для наступающих турецких войск, так как оно несет достаточно непредсказуемые последствия, в том числе и из-за наличия в стране российских ВКС.

Что же касается намеренных ударов по курдским отрядам — то это уже давно практически никак и не скрывается.

На любые отряды произвольно «клеится ярлык» Рабочей партии Курдистана, после чего против них начинаются боевые действия. Тем не менее, чем дальше турецкие войска заходят на территорию Сирии, тем сложнее идет наступление, что вполне ожидаемо. Чем больше турецкие силы будут вовлекаться в конфликт, тем труднее из него станет выйти (а уж тем более выйти победителем). Ко всему прочему, это приведет к еще большему затягиванию конфликта и еще большей дестабилизации на Ближнем Востоке.

Что делать России?

Назвать дружественным заявление Эрдогана, сделанное через три дня после телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным, нельзя точно. Более того, оно напрямую противоречит задекларированным российским интересам в Сирии, заключающимся в возврате контроля над страной ее официальным властям. Похоже, «потепление», наметившееся после извинений турецкого руководства за сбитый российский бомбардировщик Су-24, подходит к концу. Турция, пользуясь тем, что западные страны всячески препятствуют успехам России и правительственных войск Сирии в Алеппо, по-видимому, решила совершить попытку военным путем сохранить за собой максимум влияния в приграничной стране. Данное развитие событий было вполне предсказуемым — поэтому остается серьезный вопрос: зачем же Россия сняла антитурецкие санкции?

Теперь же ситуация может пойти даже по самому негативному сценарию — прямому столкновению сил Башара Асада и Турции. В такой ситуации перед Россией встанет сложный выбор — нанести ли авиаудары по наступающим турецким войскам или нет. При первом варианте возникает угроза возникновения большой войны, а при втором — угроза потерять все те успехи, которые были достигнуты с момента начала российской военной кампании в Сирии. Да и вообще потерять всякое влияние и союзников на Ближнем Востоке. В связи с этим уже сейчас необходимо как минимум сделать ряд ультимативных заявлений на самом высоком уровне. И готовиться к худшему развитию ситуации.

Кроме этого, ВВС Израиля нанесли удар по позициям армии Сирии

ВВС Израиля нанесли удар по позициям сирийской армии неподалеку от автострады Дамаск — Бейрут.
Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на «Аль-Джазиру».
9 ноября израильские ВВС также нанесли удар по позициям сирийских войск на холме Телль-Шаар в провинции Эль-Кунейтра.
Напомним, в конце сентября Сирия обвинила коалицию и Израиль в прикрытии с воздуха ИГ и «ан-Нусры».
14 сентября израильские ВВС нанесли удар по позициям армии Сирии после того, как с сирийской территории обстреляли контролируемую еврейским государством часть Голанских высот.
В августе российские военные предложили израильским коллегам договориться о дополнительных мерах безопасности в районе Голанских высот, разработав специальный протокол, который позволит избежать инцидентов.

http://rusvesna.su/recent_opinions/1480452381